всем острого пера, коллеги!

Интервью 2008 года.
Мы попросили старших коллег ответить на различные вопросы о журналистике, каверзные и простые, вспомнить свои первые статьи и сюжеты и др.
Интересно было наблюдать за тем, как они редактировали свои интервью, свои ответы. Благо нам не хотелось подставлять и ловить на словесных ляпах (никто не застрахован от этого!) старших товарищей по перу. Кто-то щадил чувства госслужащих, опуская некоторые подробности своих взаимоотношений с ними. А кто-то по полной, как говорится программе, раскрывался, вспоминая себя молодого и энергичного.
Одним из «отклонений» нашей публикации будет то, что мы опустим имена и фамилии наших собеседников, их места работы, указав только вид СМИ: телевидение, газета, радио.
Первым нашим интервьюируемым стала журналистка областного телеканала. Хороший человек, вдумчивый и интересный, она по праву считается профессионалом своего дела. Хотя в ходе интервью выяснилось, что она таковым еще не считает, и то, что ей нужно еще расти и расти. Как говорится, «век живи – век учись».
— Ваше отношение к журналистике, как к профессии?
— Журналистика – это большое искусство и, чтобы овладеть им в совершенстве, надо постоянно развиваться, учиться, расти! И это, все-таки, действительно болезнь, ты полностью отдаешься ей, на половину здесь работать невозможно. Иначе получится половинчатый эффект от твоей деятельности.
Даже с 20-летним опытом нельзя говорить о том, что ты достиг вершин журналистики. Потому что если ты хочешь идти в ногу со временем, соответствовать всем стандартам, которых от тебя ждет современное общество, ты должен развиваться всегда. Поэтому каждый из нас независимо от статуса, категории, должности должен всегда держать руку на пульсе жизни. И потом многое зависит от человека, который дал тебе первое правильное направление в журналистике. Если человек почувствовал, что подрастает достойное поколение, которое со временем может его заменить, то никогда никакого стимула от него ты не получишь – всегда будет негативная оценка твоих журналистских стараний.
— Вот сейчас у Вас, сколько лет опыта за спиной?
— Журналистика предполагает постоянную практику, если ты заканчивал отделение журналистики, должен знать, что сразу же после первого курса идет отсчет стажа. Мне можно сказать, повезло в том, что я училась в КазГУ. Я как раз училась на 2-м курсе, когда наш практически весь курс, а это были и казахские, и русские, и немецкие, и уйгурские и корейские отделения пригласили в студенческую газету «Горизонт» в 1988 году. Она была республиканской газетой. Практически мы тогда работали, и получали хорошие гонорары за свои материалы по тем временам. Получается более 20 лет опыта.
— Сейчас по прошествии более 20 лет, как считаете, на каком Вы уровне?
— Если скажем, что степень профессионализма журналиста состоит из трех ступенек, то я скажу, что я нахожусь на самой первой. Да, есть определенные успехи, но говорить, что я прошла половину пути еще рановато. Есть еще много того, чего я не знаю. Иногда выбивают из колеи местные закулисные интриги…
— … это тоже существует в нашей провинциальной Кызылорде?
— Да. И, наверное, это больше развито здесь. Я ежегодно стараюсь праздновать День журналистов с коллегами из Южно-Казахстанской области. Потому, что там действительно существует журналистская солидарность. Она хорошо развита, имеет очень четкую позицию, когда люди действительно радуются друг за друга. А у нас, если ты хоть раз был на празднике, который проводится здесь, никогда не почувствуешь того, что коллеги искренне радуются твоим успехам. Я знаю нескольких человек, действительно мэтров журналистики, например Валентина Сергеевна Баранова, перед которой я всегда преклоняюсь, которые будут рады твоим успехам. Их оценку я считаю самой положительной, самой объективной, самой справедливой. Да и потом, я научилась не обращать внимания на негативные моменты нашей жизни.
— А как можно объединить кызылординских журналистов, с помощью чего?
— Обращусь к опыту наших южно-казахстанских коллег. У них несколько лет подряд работает клуб журналистов. Что-то вроде клуба «Белый попугай» Юрия Никулина, профессионального. Где люди встречаются по интересам после работы, и не в порядке обязаловки. Куда приходят люди любых возрастов, собираются, кто-то на гитаре играет, а кто-то своими идеями делится. Это их клуб, их территория. Маленький бар, зеленый чай, посиделки журналистов и др. Венцом всего этого становился план конкретных мероприятий, конкретных действий. Например, как отпраздновать День журналиста. Примечательно то, что в клубе собираются представители всех редакций и не обязательно верхушка. Например, я рядовой журналист могу туда попасть в любое время, а придя быть уверенной в том, что выслушают мою идею.
На памяти автора публикации, несколько лет назад была одна такая попытка объединить наших журналистов в действительно настоящее братство. Но ничего не получилось, никто никому не смог полностью довериться, признать лидерство над собой, предпочтя разобщение и одиночество. А жаль.
— В ходе подготовки сюжета, Вы больше полагаетесь на знания, или на интуицию?
— Раз на раз не приходится. Тележурналистика предполагает прежде всего оперативность, поэтому приходится полагаться на собственную базу данных в голове. Другое дело, газетный материал. У тебя есть найдется время, чтобы покопаться в Интернете, использовать какой-либо справочник, или просто подшивку полистать. Ведь написать целую полосу, ни имея представления о предмете публикации – невозможно.
— А вот когда Вы готовите свои сюжеты, сожалеете, что приходится выбрасывать нечто интересное, и оставлять информации всего на пару минут?
— Нет, жалеешь, когда отрезают самое интересное перед выходом в эфир. По закону журналист может полагаться на свободу слова, но фактически цензура осталась и сейчас. Есть материалы, которые ты выдаешь на «ура!», и ждешь резонанса. По электронке скидываешь на центральный телеканал свой сюжет, где его проверяют, делают правку. Но если он попадает, как говорится в номер, его не успевают править, и выдают в эфир как есть, тогда ты действительно радуешься. А если рано вышлешь материал, тогда люди которые там сидят, убирают твои цифры, стараются твое ударное слово заменить каким-то синонимом. В итоге сюжет просто-напросто теряет свою суть, и тогда тебе становиться стыдно перед зрителями. Тебе кажется, материал наработал, сделал хороший сюжет, а в эфир пустили что-то написанное левой ногой. Приходится мириться с этим.
— Другими словами, вместо букета роз – веник…
— Конечно, каждый раз мы стараемся отстоять свой материал, бывают скандалы. Один раз все равно пустила в эфир неисправленный текст, и получила взбучку.
Поговорили мы и о нынешней молодежи, пришедшей в журналистику. Крайне негативную оценку получила существующая практика редакций, когда за молодого корреспондента, который с задания не принес нужной информации, не смог толково обработать информацию, пишут уже состоявшиеся журналисты среднего звена. И все это с подачи вышестоящего руководства. Мол, если старается, что-нибудь да и выйдет. Или срабатывает чувство журналистской солидарности, мол, своего не предадим. Но, несмотря на это, коллектив старается направить такого человека на путь истинный, или научить так, чтобы он нормально прошел практику.
— А есть человек, который действительно где-то заочно учился, дополнительно подрабатывал, но уже без пяти минут состоявшийся журналист. За таких действительно радуешься. Говоришь, бросай все другое, у тебя все получится. Мне кажется, главное вовремя поддержать этого человека – это уже стимул.
— И много у Вас таких, кого хотели бы поддержать?
— Кого мы хотели поддержать – они все здесь! А молодых, которые сейчас практику проходят, я только из отпуска вернулась, судить пока не могу. Но в любом случае, когда решающее слово остается за руководством, мы все равно находим рычаги, объясняем, что нельзя так делать, когда за человека кто-то другой работает.
— Ваше резюме, ваше мнение по поводу того, что сейчас происходит в регионе…
— Не хочется петь оду акиму, но каждый, кто руководил нашей областью, старался в силу своих возможностей сделать что-то солидное для области. А то, что рычагов воздействия у нынешнего больше — это бесспорно. Когда мы выезжаем в районы, сельчане нас спрашивают, аким что собирается уходить? Пусть подождет, пусть вот это или это доделает. А потом можно. Люди в него верят – и это главное! Тот стремительный темп, в котором живет наш телеканал, помогает нам не расслабляться, а постоянно идти, нет шагать! – в ногу со временем. Помните: «кто владеет информацией – тот владеет миром!». Мы нужны, нас ждут, читают, слушают, смотрят, потому надо всегда соответствовать высокому званию ЖУРНАЛИСТА! Коллегам желаю быть всегда самыми читабельными и смотрибельными!
Следующим собеседником стал человек, который отдал журналистике около двадцати лет, но настолько в ней плавает, что мне подобному еще учиться и учиться. За что очень ценим мною, как человек, как профессионал, как наставник и старший коллега. Жесткий и критичный, он редко бывает несправедлив – это моя точка зрения. Мое знакомство с ним состоялось два с половиной года назад. И до сих у меня сохранились прекрасные отношения с ним, которые я очень ценю.
— Как Вы считаете, на каком уровне сейчас находится кызылординская русскоязычная журналистика по сравнению с республиканской?
— На очень низком уровне, времен каменного века (едко добавляет он). С чем это связано? Во-первых, это низкий уровень газет. Все газеты сейчас популистского толка. Постоянно афишируется деятельность акима области, о том, что он сделал, как сделал. А ведь есть регион, есть люди с их проблемами, которые требуют решения, внимания со стороны властей, и тех же СМИ. Такое ощущение, словно мы на другой планете живем.
Низкий уровень журналистики еще объясняется тем, что во всех газетах не проводится кадровая работа. Нет духа наставничества, опытные журналисты не учат молодых корреспондентов, предпочитая заниматься своими делами. Яркий тому пример областная газета «Кызылординские Вести», где опытные журналисты не только не учат молодых, но даже элементарно не здороваются с ними.
Почти во всех газетах коллективы не объединены в единое целое, предпочитая разделиться на группы, так сказать по интересам или каждый сам по себе. Вследствие чего молодые предоставлены себе, и учить их писать некому.
— А как можно изменить эту ситуацию, с чего следует начать?
— Газета, прежде всего, начинается с главного редактора. С его профессионального уровня. Газета, как таковая потеряна, если редактор не является профессионалом. Если он не знает с чего надо начинать, как обстоят дела, как надо все делать. Если хочешь выпускать хорошую газету – то нужен редактор-журналист. Будет профессиональный редактор – будет хорошая, профессионально сделанная газета.
В качестве примера, мой собеседник, едкий на критику, снова привел вышеназванную газету «КВ». Недавно ее ряды покинул хороший, толковый и талантливый журналист, которого не мог терпеть именно из-за этих качеств главный редактор газеты. Последний кстати, просто подтягивал под свой уровень редакцию, фактически «опуская» его.
Как было замечено, отличаются нынешние редакции, и редакции славного советского прошлого тем, что последние были «конвейерами». В том смысле, что приходил в редакцию молодой автор, корреспондент. Закрепляли его молодого за старшим коллегой, который и «гонял» его, как говориться по полной программе. Заставлял переписывать по десятку раз один и тот же материал, требовал, если не полной осведомленности, то хотя бы иметь базовую информацию для начала. Определял для него ту информационную сферу, в которой он «плавает». Будь то экономика, социум, культура, или спорт. А потом уже по мере роста и в соответствующий отдел редакции, если она была классической формы. Как некогда была областная газета «КВ».
Вот и получилось, что бездарные редактора сломали этот «конвейер», нарушили царившую в редакции преемственность поколений, тем самым лишили ее роста, смысл подготовки молодых кадров. Ведь, одним из критериев профессионального роста для молодых журналистов было стать старшим корреспондентом, дальше состоятся как журналист, занять пост завотдела, что естественно отражалось на размере заработной платы. А сейчас всех просто уравняли тем, что завотдела и молодой корреспондент получают примерно одинаково. Просто нужно сдать на одну полосу или энное количество строк больше. Нет у молодых авторов стимула для роста кроме зарплаты, что негативным образом отражается на творческом потенциале молодежи, который либо переходит в стадию застоя или же пропадает вообще.
Не в обиду старшим коллегам по перу, автор представит здесь мнение начинающего журналиста, ныне студентку факультета журналистики одного из ведущих вузов республики. Данное вкрапление своего рода не ограненый алмаз на фоне отшлифованных брильянтов – мэтров, но интересного своим потенциалом.
Сдав ПГК (промежуточный государственный контроль), она достойно переходит в этом году на третий курс. Неплохо себя показав, как газетчик, нормально пройдя практику на телевидении, она хотела бы серьезно попробовать свои силы в каждом из видов СМИ. Узнать все плюсы и минусы той или иной сферы. А потом сравнить и выбрать свое.
Еще она хотела бы проводить чаще свой досуг не только с друзьями-коллегами, но с друзьями других профессий. Потому что, когда отдыхаешь с коллегами, начинается обсуждение глобальных проблем, а хочется просто о житейском, повседневном поговорить, отвлечься. Иначе отдых превращается в дискуссию.
Справедливым будет, если сейчас мы представим диалог с одним из старейших журналистов Кызылорды, человеком который правил материалы не одного поколения журналистов. Да и имя которого скрывать не имеет смысла. Это Баранова Валентина Сергеевна. Мэтр кызылординской журналистики с 40-летним стажем, она кладезь информации, свидетель событий четырех сюжетных линий времени: времен стабильности Союза, перестройки, кризиса независимого Казахстана, и сейчас его становления. Дай бог стать ей еще и свидетелем расцвета нашего государства.
— О чем Вы сожалеете, когда читаете публикации местных изданий?
— Ты знаешь мне печально говорить об этом. Во-первых, со страниц печати исчез человек, со своими бедами и несчастьями, добром и радостью. А ведь наш народ, трудолюбивый и терпеливый перенес достаточно много с начала перестройки. И сейчас у нас много людей, о которых можно, да и нужно говорить. Пусть это будет те же бизнесмены, обыкновенные рабочие. Тем более, что сейчас легче становится жить, кто-то вспоминает чему его учили, был награжден. Яркими и личностными могут стать публикации про нынешних рисоводов, которые пришли на смену прежним мастерам.
Исчезли многие жанры журналистики, такие как фельетоны, очерки, исчезли репортаж, в которых журналист пропускал событие через свое представление, свое видение действительности, и предлагал свой вариант ее решения. Этого не стало. Сейчас мы, журналисты просто «фотографируем» событие. «Сфотографируем», поставим на полосу, и ладно. А осмыслить ситуацию, событие, пропустить проблему через себя, чему-то порадоваться по-человечески, чему-то удивиться, возмутиться чем-то, как-то сказать об этом, этого нет. Исчезло, как сказал Маяковский, понятие «выскочить из собственных ребер» ради идеи, ради человека. Нет того горения творческой души, которая раньше царила в журналистах. Наоборот, глаза журналистов превратились в калькуляторы, мол что я за это получу и сколько. Ну, дают немного, а гражданского чувства сопричастности к тому, что происходит в обществе — понять, удивиться, порадоваться, вот этого нет. Это очень горько осознавать нам, которые знавали другие времена.
Однажды, во время работы в газете «Час Пик», я получил выговор за отсутствие подобного сопереживания от Валентины Сергеевны. Автор публикации случайно попал на разбор полетов, который устроила тогдашний глава департамента социальной помощи Майдан Маселеевой руководству Дома милосердия. Было поднято и высказано очень много критики в адрес директора и ее заместителя, были подняты проблемы жильцов Дома. Но я еще зеленый, не смог разглядеть человека, его проблем, его желание быть замеченным и выслушанным. В итоге, разгневанная Валентина Сергеевна переписала весь материал, превратив его в такую статью, после публикации которой старый директор была освобождена от занимаемой должности.
В качестве примеров Валентина Сергеевна вспомнила в качестве примеров несколько историй из прошлого.
Помнится, только-только начиналась битва за урожай, жаркая пора жатвы. И мы группа журналистов областной газеты «Путь Ленина» начав с Жалагашского, закончили поездку в Сырдарьинском районе, в общем за один только день успели объехать три района. И вот в последнем мы посетили совхоз «Маденият», где познакомились с парторгом. Все начальство где-то далеко в поле, мы приехали на полевой стан, отправились посмотреть, как идет работа на центральном току. А там на соломе лежит парторг, уши воспалены, завязан платком, ничего не слышит. Мы его спрашиваем, что-то говорим, а он не слышит нас. Мы со смеху катаемся, а он не слышит. Но потом мы заметили, что даже в таком состоянии он вызывал уважение у своих односельчан. Никто из рабочих центрального тока и не думал отлынивать или лежать, как парторг. Все знали, если он здесь никто не будут бежать от работы, бездельничать. Сейчас ты где такое увидишь, если многие из молодых корреспондентов не выезжают на места, не общаются с людьми.
Или вот еще пример гражданского чувства у людей. В редакции мне было дано задание, поговорить с Героем Соцтруда, Омирзаком Оспановым, директором совхоза «Маденият». Была уже ночь на дворе, когда я приехала к нему и попросила дать интервью, всего два слова. Он говорит, ладно, ладно сейчас буду. Иди вон туда в вагончик. Я пошла, смотрю там на столе лежит блюдо жареной картошки, и бутылка водки. Сижу жду. Мы выпили. Поели, чаю попили. Он и говорит, расскажи последние новости, оперся на руку, и как был за столом, так и уснул. Я ему говорила полчаса, что попало. Не молчала он спал. Я едва закончила, он просыпается, — Хорошо, что поспал, а то у нас в Калинине в 12 часов состоится бюро выездного обкома партии. Вот такой мне человек попался.
Или вот еще. Нам дали задание посмотреть, как работают студенты в Теренозекском районе. Мы посмотрели их быт, как живут, как едят. Заходим в одну будку, а там для студентов рисовый суп варят, в котором мяса явно не хватает. Я спрашиваю это что студентам? Мне отвечают — да! Ну что ж, продолжим наш осмотр. Заходим в почти такую же будку, а там стоит небольшой котелок, в нем мясо варится, рядом девушки тесто для бешбармака раскатывают. Ну, я спросила, это что для студентов, нарочно. Мне в ответ, что вы, это для штабных, то есть приезжают в штаб уполномоченные, толкутся, жрут. А для студентов только макароны и суп рисовый. Ну, что же, замечаю едко, передайте вашему штабу, что журналисты «Путь Ленина» пройдутся по этой лапше, и припомнят. Мы сели в машину, и поехали. Мы уже заехали в совхоз «Сырдарьинский», когда нас догнала машина с работниками того самого штаба, чтобы мол не писали про них. Мы после этой поездки долго вспоминали эту штабную лапшу.
И вот приедешь из таких командировок, столько впечатлений, столько эмоций различных тебя переполняет. Ребята начнут доставать, ну что там было, да как? Особенно я помню нашего редактора Василенко. Так он требовал рассказать все, что узнала, с чем столкнулась.
Сейчас, наверное, есть такие люди, но мы их не ищем. Не пишем о них, не интересуемся, хотя должны. Все тоскливо настолько, а почему? Ведь и в городе есть успешные люди, хорошие. А сейчас главным у нас становится человек, трудящийся, рабочий, пусть он политик, пусть он мыслитель, пусть он бизнесмен, удачный не удачный. Ну, нет просто человека на страницах нашей печати. Очень горько еще оттого, что молодые не следят за языком, нет дела до точности, блеска, шика в материалах, нет чувства человеческого сопереживания в публикациях. Из «ребер никто не выскакивает». Просто приходят на событие, «сфотографируют» его, а зачем и для чего – это другой вопрос.
Среди журналистов нашего региона мало так сказать творческих журналистских брачных союзов. Эта пара образовалась сравнительно недавно, и самая забавная, тем, что они работают в республиканских газетах, известных своими критическими взглядами на деятельность местных чиновников. Как говорится «два сапога — пара».
Его я озадачил вопросом, хотя его озадачить очень сложно. Грамотный и хороший журналист, он выкрутиться из практически любой ситуации, тем более, что ему опыта участия в судебных «разборках» не занимать.
— Чем отличаются кызылординские журналисты от коллег из других регионов?
— Многим не хватает профессионализма, еще среди журналистов есть люди случайные, которые очень часто «не плавают» во многих вопросах. Местным журналистам не хватает чувства требовательности к себе, к другим. Если откажут в получение информации, с этим предпочитают смириться, чем добиться. Еще сложно здесь работать к примеру, с пресс-службами акиматов и департаментами. Звонишь пресс-секретарю, мол такая информация нужна, они начинают судорожно созваниваться со своим начальством. Тогда, как например, одно удовольствие работать с пресс-службами того же акимата Южно-Казахстанской области. Сложно бывает добиться информации у чиновников. Приходится добиваться своего пригрозив судом. Ведь по закону если в течение определенного времени запрос журналиста не был удовлетворен, он имеет добиться этого через суд.
Как позже расскажет мой собеседник, за 27 лет журналистской практики многому научишься. И информацию добывать, и защищаться в судах. Его можно так сказать считать «ветераном» судебных разбирательств.
Она с удовольствием пишет материалы на социальные темы. Ей импонирует то, что так можно быстрее получить доступ к сердцам людей, помочь им найти выход из проблемы.
— Ведь описывая чью ту жизненную ситуацию, не просто констатируешь факт этого, но и предупреждаешь, что может случиться, и как из этого выбрались герои публикации. Я сама тоже учусь на ошибках других людей. Есть такое понятие, как чувство сопереживания, когда ты прежде написать материал пропускаешь через себя, через свое сердце эту ситуацию. Осмысливаешь ее ночью, утром, или день. И только тогда садишься писать.
— В каком еще направлении еще хотела бы писать, что интересно для тебя?
— Хотела бы заняться освещением женской политики. Я сама по натуре политически агрессивный человек, и поэтому мне интересна эта тема. Но, к сожалению, в Казахстане, и в Кызылорде так сложилось, что женщин в политике у нас мало. Можно по пальцам пересчитать, и про тех уже практически все известно. Нет новых лиц, в этом вся проблема, нет соперников у нынешних женщин-политиков. Поэтому здесь так неинтересно.
Опрашивая старших коллег по перу, я сделал массу заметок, которые мне очень пригодятся в жизни, в профессиональном росте, в моем желании вырасти, двигаться вперед. И думаю, я многое успел почерпнуть из их ответов, многое узнать. Чему я очень благодарен. Но на этом останавливаться не намерен. Наоборот, еще многое осталось, так сказать, за кулисами.

Реклама

Об авторе makkenzi

обычный казахский парнишка, который очень любит из себе строить умного ;))) впрочем, это не всегда бывает, иногда хочется быть бирюком незлобивым ;))) и всего ничего побыть тем, кем не хочется быть, но надо ;)))
Запись опубликована в рубрике немного обо всем... с метками , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s