СЕМЕЙНЫЕ РЕЛИКВИИ

Ержан очень любил свою страну, людей, которые в ней живут, ее бескрайние степи. Конечно, были вещи, о которых предпочтительнее было бы молчать, чем выносить сор из избы, но это только усугубляло ситуацию, и как нарыв на теле больного рано или поздно требовало немедленного хирургического вмешательства. В качестве скальпеля выступали громкие разоблачение, скандальные публикации, фото и видео компромат, который время от времени просачивался на страницы прессы, выходил в эфир, размещался в Интернете.
Еще Ержан любил свой город, в котором когда-то родился, как и предыдущие поколения его семьи, его рода. По рассказам отца его семья, представители вечных кочевников, в 18хх сменили свой образ жизни, и осели на землях нынешней Кызылорды.
Так, в истории его семьи появилась новая веха, они стали торговцами. Торговали всем, чего не было в маленькой крепости, входившей в состав Кокандского ханства. Но о том, что они скотоводы с более чем трехсотлетней историей, не забывали. Его предки по-прежнему держали скот, разводили его, табунами и отарами выводили в степи, перегоняли с пастбища на пастбище. Но половина семьи уже не первый год осваивала земли крепости Акмечеть, ставила свои палатки на базаре, который был в десятки раз меньше бухарского базара, но не менее шумным и говорливым, где можно было встретить индуса с пряностями, татарина, торгующего саблями и седлами, ташкентского ювелира, который расхваливал свой товар.
Шумный был базар в крепости, которая стояла на рубеже Кокандского ханства и Российской Империи. В его гарнизон входили представители всех тюркоязычных народов серединной Азии, насчитывалось их несколько тысяч человек. Но больше всего было выходцев из Коканда, которым наместник доверял больше.
Тяжко, как однажды прокомментировал Ержан, жили наши предки, кокандцы даром, что тюрки, были жестоки, коварны и изворотливы. Не проходило и дня, чтобы на базарной площади, напротив которой располагалось нечто вроде следственного комитета, не пороли или не казнили кого-нибудь. Наказать могли даже за то, что непочтительно выразился в адрес наместника.
Чаще пороли тех, кто брал в долг денег у ростовщика, и не возвращал вовремя. Да, и как можно было вернуть деньги, и заполучить расписку, когда процентная ставка составляла больше ста, а то и трехсот процентов. Естественно, ростовщик платил в казну налог, и стражникам определенную долю, чтобы они быстрее находили должников.
Пожиная плоды власти обыкновенной бумажки, которая могла лишить дома, любимого дела, или дочери с сыном, которые попадали в рабство, ростовщики богатели, и видели себя властелинами мира. Особенно такие мечтания посещали некоторых богатых ростовщиков, у которых сильные мира сего занимали денег. Кто на войну собрался, предвкушая богатые трофеи, кто-то делал пристройку к резиденции, расширял гарем.
Война, точнее набеги и налеты частей регулярной армии, были сродни бандитским. Потому, что воины в полосатых халатах, на конях и неплохо вооруженные нападали на аулы и маленькие форпосты, в ночи, когда народ ничего, не подозревая, готовился к ужину и сну.
Такие отряды, высылали лазутчиков, которые «снимали» караульных, после чего галопом погнав лошадей, мчались на аулы, поджигали юрты, подавляли очаги сопротивления. Например, впятером нападали на одного бойца, который яростно сражался, размахивал саблей, и падал сраженный дюжиной стрел или ударом длинных пик. После чего уцелевших и обезоруженных людей вязали и угоняли в рабство.
Конечно, не только будущие рабы интересовали кокандское воинство. Пока верхушки юрт горели, налетчики успевали обшарить все сундуки, перевернуть все верх ногами, разорвать на куски ковры и корпе, чтобы постелить на седла, помягче будет.
Так в коллекцию семейных реликвий семьи Ержана попали дивной работы серебряные серьги и женский пояс, с золотыми вставками, которым, как определил ювелир, не менее трехсот лет. И судя по витиеватому узору, который на юге не встречается, сработаны они были в северном Казахстане.
Эти вещи продал его предку один из воинов гарнизона, который участвовал в одном из вышеописанных налетов, где богато поживился. Предок нашего героя, Амантай, не долго думал, когда увидел в руках сарбаза эти украшения. Пусть он был скотоводом, который отлично разбирался в лошадях и баранах, и не знал истинной ценности этих украшений. И все же они захватили его внимание.
Искусство неизвестного ювелира превратило драгоценные металлы в удивительной красоты вещи, которыми можно было гордиться. Узоры, которые вились через весь пояс, или покрывали тонкой вязью серьги, были настолько сложны — нельзя было найти их начало и конец. Волны узора причудливо сплетались в различные фигуры, волнами текли по всей площади украшений, притягивая взгляд, вызывая неподдельное восхищение окружающих.
Сарбаз увидев блеск в его глазах, думал было поторговаться, но наткнувшись глазами на карие, ясные взором глаза торговца понял, что будет проще согласиться на первую же цену. Впрочем, он не прогадал, Амантай, поняв, что за сокровище попало ему в руки, не стал жадничать.
Кликнув работников, он приказал вывести из отары дюжину лучших баранов, и дал не молодого, но еще крепкого коня в придачу. В тот же день, один из баранов украсил стол воина, за который села вся его дружина, а остальных он променял на еще одного коня. В набегах главное, чтобы конь не подвел, а на всякий случай берут запасного.
С тех пор, эти украшения, пережив годы царской колонизации, революции, раскулачивания, пролежав многие годы в тайниках семьи Ержана, извлеченные в начале 2000-х годов, стали семейными реликвиями.
И по сложившейся традиции украшают новую хозяйку дома. Сегодня ею должна будет стать его невеста, Сауле.
Очнувшись от своих воспоминаний, рассказов отца, он посмотрел на сидевшую рядом будущую жену, и улыбнулся. Она, увидев его улыбку, прижалась к нему, словно искала защиты.
И тут другие воспоминания нахлынули на него вместе с этим прикосновением.
На дворе стоял 1999 год. В стране один за другим открывались новые предприятия, экономика вставала на ноги, условия жизни улучшались. И отец Ержана вместе с другом семьи, полковником полиции в отставке решил открыть охранное агентство.
Многие коммерческие структуры в то время активно обзаводились службами безопасности, создавая свои подразделения, или заключали договора с охранными агентствами.
Так, вскоре у компании отца появились клиенты, которым нужна была охрана. Большая и вооруженная охрана. Речь шла об охране углеводородного сырья, или попросту нефти.
Отец, вместе с другом активно набирал ребят, которые отслужили в армии, проводил собеседования, смотрел ребят на тренировках, в общем, все свободное время отдавал тому, чтобы сотрудники его компании были лучшими.
Поэтому в местных газетах постоянно размещалось объявление о наборе молодых мужчин в охранное агентство «Барыс-К».
Ержан тоже работал в компании, помощником директора. Формально, он был помощником, но неофициально, с оглядкой на статус его отца, был правой рукой директора. И часто выезжал по делам отца.
Учитывая специфику работы, Ержан регулярно посещал занятия по карате-до, стрелковый тир, часто тренировался в рукопашном бое с сотрудниками.
Однажды, его ночью отправили проверить посты, да и вообще, приглядеть за порядком на объектах.
Выехал он один, сев за руль одного из микроавтобусов охраны. Зеленые, с черной полосой, и гербом компании, автомобили компании узнавали еще издалека. И посты охраны объектов свободно пропускали их.
Согласно негласному правилу, Ержану нельзя было выезжать одному, без оружия. Часть постов располагались далеко за городом, и можно было напороться на каких-нибудь отморозков. Конец 90-х годов был еще тот.
На спидометре, изредка подрагивая, стрелка держалась на 80 километрах, тьму впереди автомашины рассекал свет фар и два ряда фонарей на крыше. И если за окном машины с шелестом дорога уходила назад, а окружающий пейзаж превратился в смазанную картину, то внутри салона было шумно, русский рок перемежался с попсой, напевы на гитаре сменялись электронной музыкой.
Такая мешанина музыкальных стилей и направлений, позволяла не засыпать в долгой дороге.
Напевая одну мелодию за другой, и ломая голову над смыслом текста некоторых, он уверено вел машину в темноте. И едва успел затормозить, когда дорогу перед ним кто-то перебежал, споткнулся и упал, после чего следом в свете фар оказались еще три фигуры.
Оказалось, что первая упавшая фигура – это девушка, в длинном сарафане, со сбившейся на шею косынке, а три остальные это парни. Когда они ее схватили, грубо скрутив руки, она закричала, другой ударил, чтобы замолчала.
Этого Ержан не вытерпел, и вышел из машины. Ослепленная светом фар, троица слабо видела его, и поэтому не сразу отреагировала на его удары.
После того, как первый из парней упал, остальные выхватили ножи, но Ержан лишь усмехнулся, и ударами ноги выбил их из рук. После чего, не затягивая схватку, быстро вырубил.
Алма, так звали девушку, оказалась бывшей женой одного из подонков, которые хотели ее похитили, когда она возвращалась домой, и хотели изнасиловать. Но она бежала.
Разыскав ее дом в ауле, и подняв людей с местным участковым, Ержан засобирался было домой, но поддавшись уговорам родных девушки, остался заночевать. Отзвонившись отцу, что с ним все в порядке, будет к обеду дома, он вышел покурить на крылечко.
Присев на ступеньки, он почти задремал, пока не почувствовал чье-то прикосновение. Кто-то аккуратно взял тлевшую сигарету из его пальцев, и выбросил в арык. Это оказалась девушка, младшая сестра Алмы, Сауле.
Застенчиво улыбаясь, она поблагодарила его за спасение сестры.
Чертовски красивая, отметил он, и попросил ее немного посидеть с ним, а то спать совсем не хочется.
Утро следующего дня, молодые люди встретили вместе, сидя на крылечке, пока не взлетев на ограду, не закукарекал петух.
Доверительно прижавшись к его плечу, Сауле думала о чем-то, а Ержан уже знал, что уже не может без ее компании. И вообще, готов переехать к ней в аул.
К счастью ли, или нет, ему не пришлось это делать. Сауле окончив учебу в вузе, нашла работу в городе, а через год, после знакомства, он сделал ей предложение.
Теперь невероятную красоту его жены словно оправа обрамляли старинной работы серьги и пояс, драгоценные реликвии его семьи.
— Горько, горько, — дружно скандировали гости, пока молодожены не встали, и не поцеловались.

Реклама

Об авторе makkenzi

обычный казахский парнишка, который очень любит из себе строить умного ;))) впрочем, это не всегда бывает, иногда хочется быть бирюком незлобивым ;))) и всего ничего побыть тем, кем не хочется быть, но надо ;)))
Запись опубликована в рубрике немного обо всем... с метками , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s