ЕСЛИ БЫ ВОДА МОГЛА ГОВОРИТЬ…

Какой была система орошения полей Сырдарьинской области? Каким образом нашим предкам удавалось собирать большие урожаи пшеницы и проса, не только для себя, но и на продажу переселенцам из России и Украины? Что такое чигир? На эти и другие вопросы мы искали ответы в различных источниках, побывали в музее воды. Изучали труды, посвященные хозяйству казахов на рубеже XIX и XX веков.
Интересно, что в 1887 году в Ташкенте было открыто Туркестанское водохозяйственное управление, целью, которой было регулирование использования водных ресурсов Сырдарьинской области, состоявшей из Перовского, Чимкентского, Аулие-Атинского и Казалинского уездов. Более подробно о работе данного управления, мы расскажем в следующий раз.
Сейчас речь пойдет о том, каким образом, используя примитивные устройства, казахи конца XIX и начала XX веков орошали свои поля, чтобы получить неплохой по тем временам урожай зерновых культур.
Смотритель музея Мадельхан НАЛИБАЕВ любезно организовал нам экскурсию по музею, где мы ознакомились с макетом чигиря, «водяного колеса», просмотрели архивные материалы. Рядом с ними нашли свое место и снаряжение инженеров-гидротехников советского периода — нивелиры и теодолиты, другое снаряжения.
Наш рассказчик когда-то сам был инженером-гидротехником, и поэтому многое знает о живительной влаге, о том, какие существовали способы поливки полей.
— В реальности чигир, — рассказывает М. Налибаев, — представляет собой дере­вянные колеса до 5 и более метров в диаметре, по ободу которых с нужным наклоном крепились ведра, чаще деревянные, иногда кожаные. Делали колеса из гибкой древесины. Обод связывали из двух и более кусков дерева. Колеса, которые составляли систему зубчатого сцепления для вращения вала, делали из джиды и других твердых пород дерева. Приводились эти агрегаты в движение силой животных — лошадей, верблюдов, или ослов.
Диаметр колеса был таким большим, чтобы можно было поднимать воду степных рек с глубоким руслом, которую пришлось бы выводить с помощью длинных каналов, искусственных водохранилищ, собирающих воду по весне. Когда чигири ставили на большой реке или озере, то выкапывали большую яму, соединенную каналом с рекой. Вода из ведер чигиря выливалась в наклонно установленный деревянный желоб, ко­торый направлял воду прямо в арык. Если воду приходилось поднимать на большую высоту, то чигиря ставили в два и даже три яруса.
Вместе с тем, несмотря на свои впечатляющие размеры, чигир ставили для полива зерновых культур, которые не требовали большого и постоянного объема воды, например, пшеницы или проса. Чтобы обеспечить водой современные рисовые чеки, мощности даже сотни чигирей не будет достаточно.
Орошение полей с помощью чигирей было распространено в южной части Чимкент­ского уезда на Сырдарье. Здесь наряду с чигирями, которые приводились в действие животными, использовали чигиря, движимые силой вод­ного потока. Распространены были чигири в Перовском и Казалинском уездах. Их применяли для забора воды из Сырдарьи. В 1912 г. в Перовском уезде насчитывалось 190 чигирей, в Казалинском — 309.
Сейчас вместо чигирей воду из Сырдарьи забирают насосы, которые оперативно занимают свои места вдоль берегов, едва начинается поливной сезон.
Но удельный вес чигирного орошения был неве­лик, их производительность низкой, ими можно бы­ло орошать лишь небольшие участки. И все же это был самым на тот момент эффективным вариантом полива, поэтому значительную долю в ирригацион­ном хозяйстве чигирное орошение составляло в Тургайской области. На Мангышлаке чигирями поднимали воду из искусственных колодцев и глубоких водосборных галерей, вскрывав­ших грунтовые воды. Чигири применялись также в Акмолинской области. Значительно меньше пользовались чигирями в Семиреченской области и Аулие-Атинском уезде.
Интересно, что чигири первоначально использовались для полива посевов проса, которое занимало первое место, как продукт питания для всех слоев населения. Неприхотливое растение, не требовало много воды, из него можно было приготовить различные блюда. Позже, вместе с просом стали сажать и пшеницу, но в малых количествах. Объяснялось это, прежде всего тем, что пшеница требовала больше времени, чем было у кочующих аулов, она не успевала созреть к моменту переезда на зимнюю стоянку.
Для природных условий Казахстана просо обладало рядом отличных достоинств. Прежде всего, просо было крайне неприхотливым. Эта культура давала при различных типах орошения высокие и устойчивые урожаи. Для посевов использовали три вида проса: белое, красное просо и «шокай» — наиболее ранний и высокоурожайный сорт.
Так продолжалось до конца XIX века. К тому времени, постепенно осваивая земледелие, казахское население больше становилось полуоседлым и оседлым. Это привело к тому, что доля проса постепенно уменьшалась, и увеличивалась доля пшеницы. В итоге в первой половине XX века пшеница прочно заняла ведущие позиции в 20 уездах из 26, и лишь в трех уездах, просо по-прежнему была лидеров посевов.
Интересно, что тогда просо в основном сеяли бедные слои населения, которые были рады похлебке из нее. Оседлость привела к тому, что выросло значение фуражных культур, таких, как ячмень и овес. В ряде уездов они стали занимать второе место после пшеницы. Параллельно стали расширяться посевы риса, бахчевых, огородных, и некоторых технических культур. Люди больше не кочевали, предпочитая закрепиться на земле, которая могла прокормить семью. Интересно, что в Сырдарьинской области были распространены пшеница сортов «ак бидай» и «кызыл бидай». И рис. Уже тогда, в Сырдарьинской области были отличные условия для этого, постоянно требующей воды зерновой культуры.
Во многих уездах третьей, а где-то и второй по значимости культурой, после пшеницы являлся овес. Как и другие зерновые культуры — пшеница, просо, овес долгое время был представлен местным мелкозернистым сортом. В конце XIX века на севере появился более продуктивный, крупнозернистый сорт, а в горных районах стали сеять «финлянд­ский» черный овес, который не боится легких заморозков.
Развитие земледелия, также совершенствование ирригационных систем постепенно приводило к тому, что земледельцы Казахстана и Сырдарьинской области стали сажать и другие зерновые культуры.
Так вместе с овсом распространение получил ячмень. Такие культуры, как рожь, гречиха, конопля, по началу занимали ничтожные площади. В южной же зоне с начала прошлого века стали увеличи­вать посевы кукурузы, сорго. В Верненском, Перовском и Казалинском уездах сеяли рис-шалы. В свою очередь расширение посевов риса в Перовском и Казалинском уездах, привело к тому, что увеличилось потребление риса в пищу. В ряде волостей Перовского, Чимкентского и Аулие-Атинского уездов появились посевы бобовых — «маш», солома которых служила кормом для скота. Возделывали также кунжут, и другие масличные культуры, шедшие на продажу.
Используя близость и легкую доступность к воде, на юге Казахстана, отчасти и в других районах ширились посевы огородных и бахчевых культур: картофеля, арбузов, дынь.
Также казахские земледельцы стали сажать картофель под влиянием русско-украинского крестьянства, бахчевые же на юге реки Сырдарья разводили издавна, прежде всего дыни, таких, сортов, как «торлама», «ак-куйрук», «кокше» и др.
И хотя по архивным материалам, мы знаем, что в Кызылординской области прежде собирались выращивать тутовник и разводить шелковиц, то сообщение о том, что в Перовском уезде прежде высаживали хлопок, было очень интересным.
Так, согласно документам, в Перовском и Чимкентском уездах сеяли хлопок среднеазиатского сорта «гуза», вместе с которым высевали и длинноволокнистый. В 1911 году в Чимкентском уезде под хлопком было занято 5 027 десятин, из которых 4 304 — под длинноволокнистым и 723 десятин под сортом «гуза». Эти же документы говорят о том, что хлопок сеяли в основном узбеки, но полевые материалы также утверждают то, что хлопководством занимались и казахские хозяйства.
Интересный факт: Посевы в Сырдарьинской области производились двумя способами: на естественно затопляемых участках, и в местах, орошае­мых с помощью ирригационных сооружений. Воду проводили к низинам по арыкам. По мере высыхания низины засевались. Таким образом, мож­но было сеять в течение 3-4-х лет, лишь раз заполнив их водой.
И если чигирь был главным водоподъемным устройством, то основой ирригационной сети Сырдарьинской области являлись мелкие арыки, по которым вода поступала самотеком из реки Сырдарьи. Объяснялось это низкими техническими возможностями, которые не позволяли строить прочные сооружения, например, при пуске воды из реки она размывала головы каналов, затопляя поля. Использование воды крупных рек, как Сырдарья, Или, Ишим, таким образом, представляла собой проблему. Отчего устройство арычной системы было многообразным, где источниками воды выступали, как природные водоемы, так и искусственно созданные.
Так, например, использовалась вода озер, которые образовались после весенних паводков. Эти озера становились своеобразными водохранилища­ми, из которых летом поливали посевы, т.к. в это время уровень воды в реках понижался, и затруднялся ее вывод. В районе Каратау для полива повсеместно использовали многочисленные горные речки, родники, воду которых земледельцы собирали в бассейны — «тоган». В предгорьях Каратау для орошения посевов также сооружали водо­сборные галереи — кяриз.
Кроме чигирей земледельцы использовали еще ручные черпаки — «атпа», которые называют еще «колсамар».
Атпа представляет собой деревянный треножник, который устанавливают над источником воды, подвешивают черпак с длинной ручкой, и забирают воду, выплескивая ее в арык, ведущий в поле. В конце XIX века атпа очень незначительно использовали беднейшие земледельцы некоторых уездов, также в Мангышлаке и в Прибалхашье.
Еще казахскими земледельцами использовались каирные земли в усыхающих руслах степных рек или озер, например, на севере Чимкентского уезда усыхающее русло нижнего течения реки Чу. В дельте Сырдарьи земледельцы использовали под посевы берега озер и болот, уровень воды в которых зависел от высоты паводковых вод и обилия снегов. Иногда здесь делали искусственные запруды и протоки, спуская воду по мере надобности.
Разнообразие ирригационных сооружений, арычных систем, водоподъемных устройств, несмотря на свою примитивность, тем не менее, позволяли нашим предкам собирать большие урожаи различных культур. Так, например, согласно архивным документам жители Перовского и Казалинского уездов продавали на рынках часть произведенного ими урожая зерновых, технических и бахчевых культур. В некоторых уездах, специально выращивали больше, чем нужно было хозяйствам. И в противовес таким были такие области, где зерна не хватало для собственного потребления, и его закупали у соседей.
Вообще, история о том, каким образом орошали площади посевов зерновых культур, об различных водоподъемных устройств, ирригационных сооружениях очень интересная. И требует больше времени для исследования, которое, несомненно, важно для того, чтобы узнать, каким образом, не тратя большие средства и усилия, наши предки получали большие урожаи, на фоне нынешних достижений.
Одним из интересных экспонатов музея воды являются материалы одной экспедиции, по итогам, которой спустя 50 лет было принято решение о строительстве кызылординского гидроузла.

Реклама

Об авторе makkenzi

обычный казахский парнишка, который очень любит из себе строить умного ;))) впрочем, это не всегда бывает, иногда хочется быть бирюком незлобивым ;))) и всего ничего побыть тем, кем не хочется быть, но надо ;)))
Запись опубликована в рубрике немного обо всем.... Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s